Рубрики


« Ширвани в Палестине | Главная | Ширвани в Сирии »

Ширвани в Ираке

После путешествия по городам и селениям Ливана (Сайда, Бейрут, Триполи и др.), Сирии (Деръа, Дамаск, Эн-Небк, Хомс, Хама, Халеб и др.) Ширвани обошел и объездил также Ирак.

В Ираке он был несколько раз. Ему удалось посетить почти все достопримечательные места Ирака. Поэтому Ширвани сумел дать очень полное описание этой страны.

«Ирак, — пишет Зейналабдин, — славится на весь мир... Это — древняя страна. Там много больших городов, селений, цветущих провинций, низменностей с прекрасными лугами, где слух ласкает пение разнообразных птиц. Большая часть Арабского Ирака находится в третьем, а меньшая — в четвертом климате».

Сообщая о границах Ирака (в его представлениях), он записывает, что «на западе Ирак граничит с Аравией, на востоке — с Хузистаном и Курдистаном, на юге омывается Оманским морем [ошибка! Правильно — Персидским заливом] и Бадиат аль-Арабом, на севере граница проходит недалеко от Диярбакыра и по горам Курдистана. Там пустыни и равнины преобладают над горами. Воздух в большей части страны жаркий, а в некоторых местах умеренный. Страна изобилует фруктами. Пшеница выращивается в основном хорошая, но на рынке иногда продают неважную».

Подробные сведения приводит наш путешественник о Багдаде и Кербеле, городах, в которых он не раз бывал и долгое время жил. «Багдад — прекрасный город на берегу Тигра». Ширвани кратко, но точно описывает природу Багдада: «Вода в Багдаде вкусная, воздух жаркий, почвы плодородные. Шелковых изделий много...».

Много внимания уделяет Г. 3. Ширвани в своих записках истории Багдада и его застройке. Он пишет о том, что сын знаменитого халифа Мансура (VIII в.) — Махди ибн-Мансур (775—785 гг.) превратил Багдад в центр Арабского халифата, могущественного государства, чьи владения протянулись от Испании и Северной Африки до Тянь-Шаня и от Кавказа почти до центральных районов Африки.

Каждый правитель Багдада вносил свою лепту в застройку города. Так, при одном из них (Зейналабдин называет его Аль-Мустазхир Баллах ибн-аль-Мухтадир) в восточной части города была построена стена длиной 17 тыс. шагов. Стена имела 14 ворот. В западной части города также была построена стена длиной в 12 тыс. шагов.

Багдад сильно пострадал от нашествия полчищ Тимура. Но затем был вновь построен. «А сейчас, — говорит Ширвани, — в 1247 г. хиджры (1831—1832 гг.) там насчитывалось около 50 тыс. домов». Значит, и в то время Багдад был очень крупным городом.

Тут же Ширвани сообщает, что в том же году в Багдаде, Кербеле и других городах Ирака была вспышка эпидемии чумы и холеры и что от этих болезней погибло 150 тыс. человек.

Зейналабдин говорит о Багдаде как о крупном торговом центре Востока, куда стекаются купцы и товары из разных стран мира. Говорит он о Багдаде как о городе многонациональном и многоязычном. «Здесь говорят на арабском, некоторые на персидском, курдском, турецком, индийском языках. Наравне с этими языками говорят и на других языках. У жителей лица белые, привлекательные, сердца благородные. У них не принято мучить слабых. По природе они медлительны, имеют большую склонность к пению, танцам и веселости».

На страницах рукописи, посвященных Кербеле, Зейналабдин сначала пытается выяснить происхождение названия города. «...Слово Кербела определяется как «усталость». Возможно также, что слово Кербела взято от названия травы кербил, так как в том месте растет много травы, называемой «кербил»». Далее он пишет: «Этот город расположен на низменности и обширен. Воздух горячий, вода пригодна, множество финиковых садов. Урожай обильный, плоды дешевые. В городе насчитывается до четырех тысяч домов. Окрестности Кербелы на расстоянии четырех фарсахов изобилуют садами, фрукты дешевые.

В городе кроме арабов проживают и представители других наций: индийцы, кашмирцы, иранцы и др... Рагим, прожив некоторое время в этом городе, беседовал с видными учеными, философами и просветителями».
Кроме Багдада и Кербелы Г. 3. Ширвани посетил и описал многие другие города «обширного Шама». Вот впечатления от пребывания в Басре: «Город расположен на берегу реки Шатт-эль-Араб [так называется река после слияния Тигра и Евфрата]... окрестности Басры обширны. В городе насчитывается примерно около 10 тысяч домов.

Воздух здесь горячий, а вода прекрасная. Вечерний воздух приятней, чем дневной. Финиковые сады Басры протянулись на 30 фарсахов в длину и два фарсаха в ширину. И днем и ночью один раз уровень воды у берегов то поднимается, то понижается. Соленая морская вода поднимает уровень Шатта-эль-Араба, река растекается по городу, и жители используют эту воду». Тут же следует оговориться, что Ширвани, рассказывая о приливах и отливах, ошибся. Они возникают не один раз, а дважды в сутки.

В Ираке Зейналабдин посетил также Мосул. Затем, пройдя через многие города и селения, снова попадает в Южный Азербайджан. Оттуда он направляется  в Малую Азию и через города Диярбакыр, Караман и Айдын выходит к берегам Эгейского моря. Он много путешествует по Турции, как по малоазиатской, так и по европейской ее территории. Побывал в Анкаре и в Стамбуле. Посетил также Софию,   находившуюся тогда  под  турецким  владычеством.

Рубрики: Географы, Ширвани |