Рубрики


« Ширвани о европейцах | Главная | Напутствие »

Ширвани и другие ученые

Имя и сочинения Гаджи Зейналабдина ахунд Искендера оглы Ширвани широко известны ученым как стран Востока, так и других стран мира. О нем писали русские востоковеды, о нем писа- ли иранские и турецкие, арабские и индийские, английские и французские, польские и китайские ученые и исследователи. В своих трудах они высоко оценивают знания и заслуги выдающегося азербайджанского ученого и путешественника.
Одним из первых ученых, изучавших труды Зейналабдина Ширвани и высоко оценивших его деятельность, был известный русский востоковед Н. В. Ханыков. Выше уже говорилось, что в письме к Б. А. Дорну от 6 февраля 1852 г. он впервые упоминает имя Зейналабдина Ширвани. В нем Ханыков сообщает о книге «Сея-хат-наме» (первая часть «Риязус-сеяхе»), а затем приводит краткую биографию путешественника и перечисляет ряд стран, где тот побывал. А через месяц, 8 марта

1852 г., Н. В. Ханыков сделал сообщение о «Риязус-сеяхе» на сессии Кавказского отделения Русского Географического общества (об этом тоже уже говорилось в III главе). Там ему было поручено организовать перевод этой книги, а также собрать более подробные сведения о личности и трудах Зейналабдина Ширвани.

16 сентября 1856 г. Н. В. Ханыков в еще одном письме к академику Б. А. Дорну сообщает более подробные сведения о путешественнике и его книге. Он говорит, что 3. Ширвани во введении к книге приводит свою биографию, кроме того, в разных других местах этого сочинения можно найти дополнительные биографические сведения об авторе. Н. В. Ханыков в этом же письме пишет о трудном положении, в каком пребывала родина путешественника во времена его юности, и о том, что из-за этого его отец с семьей вынужден был покинуть родной Ширван и переселиться в Кербелу.

Далее Н. В. Ханыков указывает, что одной из основных целей путешествий Ширвани кроме изучения географии и истории стран было также исследование мусульманских сект. Следует тут же оговориться, что с подобным мнением Ханыкова трудно согласиться. Изучение трудов Г. 3. Ширвани показывает, что целью его путешествий было изучение широкого круга вопросов, в том числе географии, истории, этнографии посещаемых стран, быта, обычаев и культуры населяющих их народов.

Естественно, он не мог пройти и мимо религии, исповедуемой этими народами, но ее изучение вовсе не было одной из основных целей путешественника.

Надо сказать, что в своих сочинениях Ширвани не отдает предпочтения ни одной религии, чем вызвал ярость фанатиков-мусульман, более того, у него немало строк, направленных против религиозного фанатизма. Не случайно мусульманское духовенство объявило Зейналабдина безбожником и организовало его травлю.

Второе письмо Н. В. Ханыкова к Б. А. Дорну настолько заинтересовало специалистов-востоковедов, что было вторично опубликовано в «Известиях отдела истории, филологии и политических наук Российской Академии наук».

Деятельность Зейналабдина изучал также выдающийся советский востоковед академик И. Ю. Крачковский. По его словам, Ширвани под влиянием неудержимого стремления к путешествиям «превращается в бродячего дервиша и обходит самые разные страны». Крачковский приводит краткую биографию путешественника и отмечает, что Ширвани в своих описаниях был искренен и ничего не скрывал.

Он напоминает, что Зейналабдин родом из Шемахи, поэтому он первым делом после путешествия по Ираку и Гиляну «навестил свой родной Ширван», побывал во многих частях Азербайджана, а затем стал двигаться и дальше — сперва на восток через Хорасан в Афганистан, Индию, Кашмир, Бадахшан, затем в Среднюю Азию — Туркестан и Мавераннахр, затем спустился на юг к Персидскому заливу, в Йемен, Абиссинию, Хиджаз, Египет, Синай, Палестину, Сирию, Малую Азию.

По-видимому, замечает Крачковский, он побывал на островах Средиземного моря и в Марокко. И далее он пишет: «Особенное значение приобретает его рассказ, когда речь идет о таких областях, которые, по выражению Ханыкова, представляют Теrrае incognitae: Кухи-стан, Забулистан, с одной стороны, внутренняя Аравия, Судан, Абиссиния — с другой. Автор обладает большой любознательностью и в противоположность многим дервишам, по-видимому, отсутствием фанатизма. Он встречал европейских путешественников и познакомился с их странами; под термином «фарандж» он объединяет три основные категории: французов, австрийцев и англичан».

Из других отечественных востоковедов, уделивших в своих трудах внимание Г. 3. Ширвани, упомянем Н. Д. Миклухо-Маклая. Он писал, что Зейналабдин много путешествовал по странам Ближнего и Среднего Востока, собрал огромный материал о географии этих стран.

В своем труде он также отмечает, что Ширвани принадлежал к секте Ниматуллахи. Это замечание требует пояснения, тем более что оно связано с некоторыми любопытными высказываниями самого путешественника. Действительно, он принадлежал к этой секте (ордену). Об этом он упоминает в своем сочинении и оправдывает это тем, что в этом ордене все должны работать, никто не отказывается от работы и приобретения ремесла, что там нет места бездельникам, и далее замечает, что если люди не станут работать, откажутся от добывания средств к жизни и будут заниматься только молитвами, то не будет никакого порядка в мире.

Много добрых слов посвятили Гаджи Зейналаб-дину Ширвани зарубежные ученые. Назовем некоторых из них. Иранский ученый и поэт, современник и друг нашего путешественника, Резакулихан Хедаят многократно в разных своих произведениях вспоминает Ширвани. Приведем несколько его высказываний: «Я с Зейналабдином несколько раз встречался. Мы долго беседовали, я очень интересовался его рассказами и стихами»; «Темкин Ширвани — компас мудрых — Гаджи Зейналабдин сын муллы Искендера Ширвани известен как путешественник и ученый». «Много людей было в обществе его. Он был умным и знающим человеком. Все виденное им во многих странах он передал в книге под названием «Риязус-сеяхе». Он видел всех ученых в тех местах, где побывал. Встречается с крупнейшим ученым Гаджи Мухаммедом Джафаром Хамадани и посвящает ему стихи». Хедаят называл Зейналаб-дина «гордостью мудрых» и рассказывал, что псевдоним Хедаят дал ему 3. Ширвани.

Другой иранский исследователь, Аскер Хамид Раббани, в 1339 г. хиджры (1920—1921 гг.) опубликовал сочинение Ширвани «Риязус-сеяхе», написал для него введение, в котором приводит биографию автора и освещает значение его трудов.

Г. 3. Ширвани хорошо известен в Индии и Индонезии. Так, видный индийский литератор и поэт Шибли Ноумани (1857—1914 гг.) в труде «Севанехе-Моулевие-Руми», посвященном творчеству Джалаледдина Руми, уделяет много места Гаджи Зей-налабдину Ширвани.

Исследованиями деятельности Ширвани занимались многие европейские ученые. Составитель каталога Британского музея Ш. Рье знакомит читателей с содержанием книги «Хадаигус-сеяхе», с биографией ее автора и его трудами. Зейналабдину Ширвани, его путешествиям и сочинениям отвели много места в своих работах другие английские ученые — Э. Браун, С. Стори, а также французские исследователи — Э. Блоше, составитель каталога арабских и персидских рукописей Парижской национальной библиотеки, и А. Массе, французский востоковед.

А. Массе написал краткую биографию Г. 3. Ширвани и сделал частично перевод из его же труда. Приведем выдержки из этой работы, сохранив транскрипцию, данную А. Массе: «Зайн-ол-Абидин Ширвани родился в 1780 г. на севере Персии, несколько лет обучался в святом городе Кербела... Он предпринял длительные странствования, посетил мусульманские страны Африки и Азии. Результатом поездок явились три труда: «Цветник путешествий» («Риязус-сеяхе») — описание разных стран, приправлепное многочисленными историческими и биографическими сведениями (1826 г.), «Сад путешествий» («Бустанус-сеяхе») — подробный словарь по географии и с заметками такого же рода (1832 г.) и краткое издание словаря. Умный, ловкий, умелый собиратель сведений, даже исходящих из уст европейцев, он писал в быстром и безыскусном стиле, обращая особое внимание на вопросы религии».

Рубрики: Географы, Ширвани |