Рубрики


« Верования и обычаи уналашкинцев | Главная | Увеселения уналашкинцев »

Промыслы и другие занятия алеутов острова Уналашка

Занятия мужчин. Зимой, когда позволяет погода, удят палтуса — Tschagim — и треску — Atchida; идут на ловлю тюленей — Ischok — и морских львов — Kauak, хотя последних больше убивают весной, так как тогда алеуты обтягивают свои каяки тюленьей кожей. В июне ездят на ловлю китов — Allak. В некоторые здешние реки входят нерка и гольцы. Между Аляской и Унимаком входит кета — Anumchuda, ловлей которой они не совсем пренебрегают, хотя занимаются ею с меньшим увлечением.

На зиму из кеты они приготовляют юколу — Chudak. Часто алеуты весь свой запас кеты обменивают на табак. Осенью идут они на морских котиков. Их дротики умеют они бросать в цель при помощи метательной дощечки, так как у них нет луков. Различные дротики — Ajachkutag — с маленьким костяным острием применяют алеуты на добыче морских выдр — Tschugatuk; когда охотятся на морских львов, на первых порах пользуются дротиками с каменными наконечниками — Ogualok, еще пользуются костяными дротиками с тремя зубцами, последние употребляют они также и на китов. Для ловли птиц служит им дротик с четырьмя костяными остриями, которые снабжены еще зубцами — Nugyn. Для ловли тюленей пользуются они гарпуном — Sakack — с каменным острием и пузырем из желудка тюленя или маленького морского льва.

Если много человек выезжает в море на ловлю выдры, то собственником ее будет тот, кто первым попал в нее дротиком, хотя прикончили ее остальные; однако собственник не сохраняет ее для себя, а дарит одному из своих ближайших родственников, который затем, если ему выпадет такое же счастье, отвечает ему тем же.

Чтобы сделать эту ловлю более благоприятной, суеверные алеуты берут на свои одноместные каяки вырезанные из дерева фигурки морских выдр (каланов) — Tschaach.

Вечером перед выездом на охоту на них едят слегка горький на вкус корень растения Lupinus («желтый корень» называется у промышленников), употребление которого якобы вызывает на несколько часов галлюцинации, а затем — более острое зрение. Леска их удочки — Kanahasch — состоит иногда из прикрепленных друг к другу тонких концов той водоросли — Macrocystis pisitera Ag, которая находится у берегов Америки, а здесь только выбрасывается из моря.

Леска называется Imagis, также Iwak и делается иногда из узких полос китового уса, связанных друг с другом. У алеутов это называется Kachsek, как у них называется и китовый ус вообще. Для рыбной ловли в маленьких речках используют алеуты кроме упомянутой выше запруды еще сачки из китовых жил, называемые Jugik.

Кожей большей частью трески и кеты пользуются они вместо клея: очищают кожу зубами от чешуи, и если что-нибудь хотят приклеить, то мелко ее разрезают и варят в раковине с водой; также они заматывают куски кожи в сухую траву, чтобы склеить что-либо наспех, и держат их под огнем для набухания. Клей называется у них Tschihijak.

Чтобы предохранить себя от заливания волнами, алеуты обвязываются в каяках с помощью кишечной кожи, пришитой к круглому отверстию каяка, причем веревку от этой кожи они прикрепляют спереди так, что она идет назад через левое плечо. Перед собой с левой стороны на каяках они помещают на поперек натянутом тонком пучке из китового уса свое двухлопастное весло — Chaschik.  В результате такой гребли их коричневая рука становится внизу белой. Свое весло они закрепляют справа с помощью палки  с несколькими зарубками; палка окрашена в красный цвет, а с боков большей частью снабжена тюленьей щетиной. Подобным же образом лежит еще перед ними метательная дощечка для дротиков, а сзади чаще с обеих сторон по пучку дротиков.

С рассветом они встают и первое, что они делают, — это моют руки и лицо, затем принимаются за завтрак — сырые рыбы и так далее.

Кто находит на берегу выброшенного кита, имеет право оставить себе язык и половину пленки печени, из чего они шьют себе дождевики; половину жира и мяса берет тойон населенного пункта, а другая половина честно делится между всеми остальными. Кто нашел кита первым, носит на голове повязку, вышитую пестро перышками и украшенную шерстью козы, и носят до тех пор, пока весь жир и мясо не будут съедены. Раньше убивали они морскую выдру (каланов) на суше дубинками, когда они встречались еще часто.

О перьях сокола они думают, что тот, у кого такие перья прикреплены снаружи каяка, значительно счастливее в охоте на каланов. Однако только редко кто имеет такие перья, потому что, согласно их обычаям, они боятся убивать сокола. Они утверждают даже, что каланы не только не боятся таких украшенных перьями каяков, но даже очень близко к ним приближаются.

Их дощатые шляпы — Tschachudak. Дощечки парят сначала камнями, чтобы они размякли для сгибания. В отдельных случаях носят алеуты шляпы, имеющие форму замкнутого конуса, который спереди несколько вытянут. Оба вида шляп обсаживают щетиной усов морских львов — Ingbak. Также нравятся им для этого перья из хвоста наших петухов. Спереди для украшения имеются на них большей частью фигурки, похожие на морских животных и людей — Kadaung, вырезанные из клыков моржей, и фигурки, похожие на птичий клюв, — Tumhadat.

Шляпы окрашивают в разные цвета, чаще вокруг, подобно полосатой ленте. Из красок пользуются черной — Kartschichtyschk, которую получают с Аляски; белой — Schwak; зеленой — Tschidgajak; красной — Olodak; желтой — охровой коры — Akungak и Badaraguak, которая покрывает дно некоторых прудов и ручьев. Эти виды находятся на Уналашке. Зеленый и черный стирают в синюю краску — Unukugtak (двухцветный). Чтобы покрыть шляпу этими красками, царапают они себе в носу до крови, и эта кровь служит в качестве связывающего средства, когда они стирают краски с водой на камнях.

Если алеуты подстреливают морского льва или морского котика покрупнее, то случается нередко, что эти животные пробивают каяк. В целях предосторожности возят алеуты с собой две целых, пригодных для надувания кожи тюленя или вместо них два пузыря морских львов, которые они, если их каяк дает течь, надувают и помещают один спереди, а другой сзади каяка, чтобы спастись у ближайшего берега. Но если в открытом море каяк попадает в сильный шторм, то он потерян, потому что хотя волны его не могут покрыть и вода проникнуть в него, но всегда можно опасаться, что они его опрокинут.

Однако, если несколько каяков, например пять или шесть, идут вместе, то есть еще надежда на спасение, а именно: они прикрепляют каяк к каяку поперек на расстоянии локтя друг от друга с помощью двух ремней, из которых каждый обвязывается вокруг каяка, и затем еще на носу каяка и на корме прикрепляется по надутой тюленьей коже, которая лежит на воде в виде пузыря. На крайнем каяке с той стороны, откуда дует ветер, не должно привязываться никакого пузыря, а на последнем каяке с противоположной стороны вместо одного пузыря устанавливается по два; те, кто едут посредине, не гребут, а только крепко держат руками один каяк на расстоянии от другого; сидящие же на обоих крайних каяках гребут с осторожностью, чтобы таким образом пробиться через бушующие волны к ближайшей земле.

Занятия женщин
— шитье и забота о пище. Раньше они варили пищу в глиняных горшках, теперь некоторые имеют железные котлы, Однако, когда им очень хочется есть, употребляют они свою пищу в сыром виде. Рыбу сушат, а при сырой погоде покрывают на ночь матами. Жир олений они теперь растапливают в котлах, а потом сохраняют его в желудках тюленей.

После ужина женщины занимаются битьем или иным рукоделием, которое осенью большей частью состоит заготовлении ниток. Тем временем мужчины развлекают своих красавиц пением, причем они бьют в бубны, но больше занимают сказками, которые сменяются пением. Все это делается с целью вызвать в качестве одобрения женскую улыбку.

Только сейчас! Купить гидрокостюм для подводной охоты по акции.

Рубрики: Алеуты |