Рубрики


« Декоративно-прикладное искусство Нисы | Главная | Путь к морю »

Прогулка по Нисе

Наш экскурс в искусство далекой Парфии затянулся. Сейчас мы поднимаемся на южную стену. Какой отсюда великолепный вид и ощущение простора, как на вершине горы! Невольно приходит желание полета. Впереди, немного справа, обращает на себя внимание виднеющийся вдали плосковерхий холм городища Новой Нисы (Тязе Нусой по-туркменски). Новая Ниса не моложе Старой. Оба города в античное время представляли собой единый городской комплекс, но с разным назначением.

В укреплении Новой Нисы жило население: знать в центральных кварталах, ремесленники и простой люд — в северных, в северо-западной части города был построен в III —II веках до н. э. красивый храм, а в южной части города помещалась на высоком месте цитадель с кирпичной стеной, за которой укрывались (видимо, не только от внешних врагов) административные здания и дома аристократии.
Старая Ниса — Митридатокерт, как мы уже знаем, была родовой святыней царей. Огромный по тем временам пригород также был обведен крепостным валом. Ниса зеленела садами, славилась изобилием воды (кстати, знаменитый источник не иссяк и до сих пор), разнообразием ремесел и умелостью мастеров.

Чем же «нова» Новая Ниса? Да просто тем, что жизнь ее оказалась дольше, чем у «святилища царей». Это один из самых древних городов на территории СССР. На месте ее обнаружены следы человеческого поселения II тысячелетия до н. э. Городом она стала, возможно, немного раньше
Старой Нисы и затем претерпела в своей истории несколько жестоких падений и блестящих подъемов, вставая из руин, понеся неисчислимые жертвы от завоевателей разных веков, начиная от Сасанидов (в III в. н. э.), арабских завоевателей (VII в.), своих соседей хорезмийцев (X в.) и сельджуков (XI в.) до жестокого разграбления ордами Чингисхана в 1220 году. Несмотря на это город находил силы для возрождения и даже расцвета как в домонгольский период, так и в XV веке, когда в Нисе производилась посуда, подобная китайскому фарфору.

Много тому способствовало удобное расположение Нисы на торговых путях, прекрасные природные условия, жизнестойкость и трудолюбие народа. Арабские географы X века называли Нису «житницей Хорасана». Город просуществовал до начала XIX века и погиб в это время из-за феодальных междоусобиц, дезорганизовавших жизнь всего края. Тогда же близ Нисы возникает туркменское селение Багир, разросшееся ныне в цветущий городок.

Мы бродим по Новой Нисе среди огородов и отдельных деревьев. Археологи раскопали и здесь замечательные сооружения, относящиеся к средневековью. В цитадели обнаружена баня XII века, на стенах которой сохранились росписи яркими водостойкими красками, найдены остатки канализационной системы, следы десяти больших улиц и соборной мечети. На территории новонисиискои цитадели много плодородной земли срыто и увезено на огороды окрестным населением, и потому перед нами простирается большой изрытый кратер.

Здесь под ногами то и дело попадаются битые плоские плитки средневекового жженого кирпича, обломки керамики и стекла разных времен. Они то поблескивают хорошо отглаженной поверхностью, то тусклы и шероховаты. Лучшее качество черепков далеко не всегда свидетельствует о близости изделия к нашему времени.

Периоды расцвета ремесел и в очень удаленные века Давали примеры замечательных технических и художественных достижений, после чего наступали годы деградации, утраты мастерства, и лишь спустя какой-то срок новые мастера вновь приходили к созданию знаменитых шедевров и к высокому качеству изделий широкого потребления. Так розовато-красные тонкие и плотные парфянские черепки III века до н. э. значительно превосходят грубую керамику V —VIII веков, несущую следы лепки пальцами и украшенную наложенным валиком. В IX и X веках керамика становится значительно лучше — это тонкостенные серые и желтоватые обломки, иногда они попадаются с глазурью, зеленой, желтой и коричнево-черной, с рисунками птиц, орнаментом и арабскими надписями, сделанными почерком куфи. Черепки XI и XII веков — с голубой и ярко-зеленой поливой. В XIII веке керамика вновь становится хуже, и лилово-черные росписи на ней выглядят непривлекательно.

В XV веке качество керамических изделий в Нисе резко улучшается, приближаясь по внешнему виду к китайскому фарфору с росписью синим по белому. В то время Ниса была одним из самых крупных феодальных городов на юге Средней Азии. В XVI —XVII веках появляются мутные зеленоватые, янтарно-желтые, коричневые росписи и, наконец, обломки очень грубой керамики XVIII —XIX веков убедительно рассказывают об упадке ремесла в этом уже гибнущем городе.

Глядя на хрустящие под ногами осколки прежней жизни людей, нельзя было не вспомнить стихи поэта и археолога В. Д. Берестова:
«Нет ничего прочней, Чем битая посуда. Что происходит с ней? С ней происходит чудо. Хрупка и коротка, И стоит слишком мало Жизнь чашки, и горшка, И звонкого бокала. Зато у черепков, Осколков и обломков В запасе даль веков, Признание потомков».

С высокой южной стены цитадели мы снова любуемся пейзажем, уже изменившим свои краски при ярком полуденном солнце. Отсюда виден глиняный вал вокруг былого пригорода Нисы, в нескольких сотнях метров к юго-востоку — небольшой глинобитный мазар — мусульманская гробница Баба-Алимес, мавзолей Али-Абу Дакака (сукновала), жившего в X — начале XI века, и развалины загородной мечети Намазги, возведенной в XIII —XIV веках из камня и кирпича и очень пострадавшей от землетрясения 1948 года. Мавзолей Али-Абу — восьмигранная постройка из обожженого кирпича — был полностью перестроен в XIX веке. На окраине Багира, среди зелени и огородов, взгляд останавливают оголенные бугры — остатки оснований глинобитных стен и башен туркменских укреплений: кала и смотровых башен — дингов XIX века; видна здесь и другая, более новая мечеть и мазар Бабаджана.

Мы идем к мазару Баба-Алимес. Там находятся остатки каменного надгробия XV века ал-Джалили, дочери покойного сейида Ахада, сына эмира Мухаммеда Салали. Это надгробие и восьмигранный каменный столб — чигар-хана (возжигания поминальных светильников — чирагов) — покрыты прекрасной художественной резьбой и орнаментальными арабскими надписями.

Но пора уже и возвращаться из дали времен. Колхозник-туркмен показывает нам знаменитый камень «со следом Дульдуля». Углубление на камне похоже на отпечаток конского копыта. По народным поверьям, это след волшебного коня халифа Хазрета-Али. Дульдуль в прошлом был очень популярен в Туркменистане, что, вероятно, связано с древними традициями коневодства, также восходящими к Парфии, славившейся чистокровными аргамаками. Очевидно, культ волшебного Дульдуля возник в доисламские времена. Да и о нынешних ахалтекинских жеребцах, которых называют «оседланный ветер», не греша против правды, можно сказать, что они волшебно хороши. Я посоветовал бы всякому сходить в Ашхабаде на скачки, чтобы полюбоваться этим древним видом спорта и народных игр.

Рубрики: Туркмения, Ниса |