Рубрики


« Ламутские шаманы | Главная | Словарь ламутского языка »

Примечания

1.  Первое упоминание о пеших тунгусах Охотского побережья содержится    уже в  показаниях захваченного Елисеем Бузой юкагирского аманата,  сообщившего, что на Охотском берегу живут «пешие люди рода Наттыла»  (1639 г.). В дальнейшем  русские известия четко разграничивают тунгусов пеших от оленных, помещая тех и других на берегу Охотского моря.— См.: ДАИ,    т. III,    с. 373—342, 348;    т. IV, с. 2—7,
266—267,  и др. Более подробные данные отсутствуют.  Пеших    тунгусов    упоминает вскользь С. П Крашенинников  (Описание земли   Камчатки.— СПб.,  1786, т. 2, с. 291),

В. Беринг   (Донесение флота капитана  Беринга.—В  кн.:  Бахтин. Русские труженики моря.— СПб., 1890, с. 90) и последний раз в XVIII в.   сведения   о   них   встречаются у Г. Сарычева (Путешествие флота капитана Сарычева...— СПб., 1808, ч. I, с. 53—54).

В XIX в. пешие тунгусы бесследно исчезают. С этого времени на Охотском побережье живет  восточная ветвь  тунгусского  народа — ламуты,  называющие    себя    эвенами.

Они кочевники-оленеводы. На  основании вышеизложенных данных известный советский этнограф А. Золотарев утверждает, что Линденау    неправильно отождествляет пеших тунгусов с ламутами. Пешие тунгусы, по мнению Золотарева, это особая группа тунгусов  (эвенков), или утерявших оленей  и перешедших к «пешему»    образу жизни, или еще не достигших более высокой ступени развития, которой является оленеводческая культура.— См.: Золотарев А. Новые данные о тунгусах и ламутах XVIII века.— Историк марксист,  1938,  № 2, с. 80—81. Позднейшие советские исследователи высказывают иную точку зрения, а именно, что пешие тунгусы наряду с другими группами охотских тунгусов должны рассматриваться как предки современных ламутов. Вот что по этому поводу пишет Б. О. Долгих: «Охотские тунгусы XVIII в. интересны не только тем, что это была самая многочисленная группа тунгусов,  являвшаяся    предками современных ламутов  (эвенов), но и тем, что в их состав входила    большая    группа пеших   (то есть безоленных)  тунгусов-рыболовов».— См.:  Долгих Б.  О.  Этнографический состав населения Якутского    уезда.— Краткие    сообщения    Ин-та    этнографии,
J955, вып. 24, с. 40.

2. Линденау не совсем ясно пишет о названиях и исчислении месяцев у ламутов.
Более поздние источники сообщают, что исчисление месяцев у ламутов (эвенов) ведется от макушки головы — haja вниз по   левому   плечу — mir,   к локтю — еоаn, затем к запястью — bilan, к тыльной стороне пясти — unma и к суставам    пальцев — salan.
Дальше счет идет вверх по правой руке по тем же суставам, что и на левой руке.—
См.:  Левин  В.  И.  Краткий эвенско-русский словарь.— М.—Л.,   1936. с.  105.

3. Половинка — шкура оленя, выделанная под замшу.— См.: Даль В. И. Толковый словарь...,   т.   3,   с.   2о4.

4 .    Плотбище — место на берегу реки, род пристани, где   вяжут   плоты или строят
суда.— См.: Даль В. И. Указ. работа, с. 128.
5.     У Линденау сказано «Faden» — сажени, но возможно, что речь идет о ручных
саженях или подобной мере, ибо острога в 40—50 саженей представляется слишком
длинной. Шренк, описывая сходный снаряд гиляков, говорит, что он достигал длины
в 40 шагов.— См.: Шренк Л. Об инородцах Амурского края.— СПб., 1899, т. 2, с. 233.
6.    Линденау, к сожалению, ничего больше не говорит о слугах и рабах, но в словаре приводит два различных термина: слуга – bool, рабыня – boolo.

Рубрики: Ламуты |