Рубрики


« О реках Охотского края | Главная | О книге “Знаки, символы, языки” »

Описание путешествия

Описание путешествия из Охотска до Ямского острога. 1742
Перевод рукописи сделан выборочно — брались записи со сведениями о расселении   отдельных   народов.

Чевуя-Утани-камень по-ламутски означает жилище духов. Об этом камне у ламутов существует поверье: один человек проехал на плоту через Охотское море, которое, как они утверждали, требовало жертвы. Человек жертвы не принес и был превращен в камень, а те, которые поблизости жили, очень быстро все вымерли. После этого здесь никто не селился.

На Усть-Инской губе с правой стороны имеется зимовье и маяк, а с левой стороны летние жилища ламутов.
На правом берегу р. Ины находятся зимние жилища ламутов, у которых князец из рода Kutana.

Ахэву озеро в окружности 20 верст, мы ехали по берегу озера, а в 12 часов ночи прибыли к небольшому лесу, где сделали привал.
Дувани ручей, на берегу которого стоит одна ламутская юрта. Слово «дувани» по-ламутски значит концы.

Онтамлан-мыс. На нем одна зимняя ламутская юрта. Онтамлан по-ламутски означает песчаный берег.

Олчеплян-кошка, на ней три летние юрты ламутов для рыбной ловли.
Река Кутана амар, по-русски  р.Тауй, берет начало поблизости от истока р. Ина. На северо-восток от р. Кутана до истока р. Колымы только восемь дней пути на оленях. Чаленда река впадает с правой. стороны в Кутану, на расстоянии 76 верст от истока. Начало берет поблизости от устья р. Монда. Здесь летом находятся оленные тунгусы для ловли рыбы.

Тауйский острог на р. Амунке. В нем жило 7 человек служивых и держали корякских аманатов. Острог очень бедный, земля ничего не родит, кроме травы. Жители этих мест... употребляют в пищу толкушу, которая по-ламутски называется Tschilckascha, и едят ее вместо хлеба. Делают ее из брусники или морошки, приправляя часть порсы, тюленьего или китового жира. Все это толчется и поедается в холодном виде. Затем они едят мороженую сырую рыбу, нарезанную тонкими ломтиками, с солью. Гнилые или прокисшие сырые мороженые рыбы, а также свежие рыбьи головы едятся в сыром виде. В качестве теплой пищи едят настроганное ивовое дерево, варенное с порсой, прибавляя еще туда соль и жир. Заболонь лиственницы варят с кипреем и оленьим мясом.

В 1669—1670 гг. в этих местах среди ламутов свирепствовала оспа, от этой эпидемии много умерло, а другие должны были уйти из этих мест, богатых соболем, и только некоторые из родов Adgan, Okdir, Omochton, Ingan, Kutana теперь здесь живут и платят ясак за 60 мужчин соболями. Аманатов не имеют. Из оленных тунгусов здесь живут роды Ujegani и Dolgani, которые держат 4 аманатов.

86 лет назад местность вокруг р. Ямы была занята Стадухиным. Старые жители этой местности рассказывают, что Стадухин — родом с Колымы, прошел от Анадыря со своей дружиной по воде вдоль восточного и западного берегов Камчатки, но в каком году он пришел на Яму, им неизвестно.

Прибыв туда, где стоит острог, Стадухин построил зимовье, которое стало называться Ямским зимовьем. В это время он решил обложить ламутов ясаком — тогда там жили следующие роды: Kutana, Njuntschi, Okdir, Omochton, Ingan, Adgan, Tschaniagir, Omюtackar и Dalackar. Численность их была свыше 2000 человек, не считая женщин и детей.
С них стали собирать ясак и брать аманатов.

На следующий год Стадухин отправился в Охотск, оставив в зимовье четырех человек. Когда Стадухин с дружиной ушли, то пришли в эти места два рода оленных тунгусов, а именно Ujegani и Dolgani. Они вступили в борьбу с ламутами, и Ямское зимовье было превращено в пепел, а четверо, оставшихся из дружины Стадухина, были убиты.

На следующий год пришли коряки на 80 байдарах с намерением поселиться среди ламутов, но они встретили энергичный отпор со стороны ламутского Njung Djemdiekan'a у Тонгорского мыса, так что только шести байдарам удалось спастись бегством. Получив такой отпор, коряки некоторое время не осмеливались нападать на ламутов, а эти держали корякских аманатов.

Ямский острог был построен в 1739 г. Кондратьевым, присланным из Якутска. Вскоре после этого были обложены ясаком два рода оленных тунгусов, в чем существенную помощь оказал ламутский Njung Babin из рода Kutana.

Атикле-кошка, по которой шел наш путь. Река Уйилиа имеет свой исток из горной цепи, откуда имеет исток и Асиглан. Напротив в бухте Кинна имеется мель, или так называемая Талик Кини. Недалеко Покаткин — корякский острог, затем  мыс  Обульчи, на северо-запад мыс Ульча, дальше мыс Нукчан-Дёрин, на северо-восток Талапьенгета, и дальше на юго-восток от него Олавинский мыс.

12 февраля в три часа пополудни оставили юрты и прошли через залив Ола, затем вверх по реке Тиатильар (?). Дальше пошли через горную цепь, а потом через тундру.

Каяла Ончан озеро величиной в 1 1/2 дня пути по окружности. Из него вытекает ручей Каяла с левой стороны и впадает в залив Олу. Здесь стойбища оленных тунгусов. Отсюда покинул я тундру и отправился через лес и взошел на гору Нукчан-Унин, где проходит граница между землей коряков и ламутов.

Река Нукчан вытекает с юга вместе с рекой Киль. У устья Нукчана растут разные деревья, в частности тополя, из которых коряки делают свои байдары.

Затем дорога шла через бухту Кинна, прямо к корякскому острогу Покаткин, который получил свое имя от формы берега. От острога я поднялся на высокий берег и прошел к калтусу.

Река Асиглан, на правом берегу которой зимние жилища коряков.
24 февраля мы ушли из юрт и поехали в Покаткин, а оттуда вдоль берега бухты Кинна.

Калымча — маленький ручей, который течет из горной цепи Олави-на, из нее же вытекает Вакинг ручей. Ататикко-Коймина река, возле нее мыс, который лежит напротив мыса Ульча.

В 10 часов вечера приехали к корякам. От р. Ататикко-Коймина на расстоянии одного дня пути лежит Коланчин мыс, по-русски — Олавинский мыс. От него ехали вдоль берега Пенжинского моря.

Уягина-Войем, по-русски — Асиглан, река на расстоянии 1/2 дня пути от мыса Чиналча, вытекает вместе с рекой Уйилиа и Агниотала-Войем-пия из горной цепи. Река Агниотала впадает в Яму с правой стороны. Едем вниз по Асиглану. Река Чивага впадает в Асиглан с правой стороны на расстоянии полдня пути от истока р. Асиглама. Река Кубаккан впадает в Асиглан с левой стороны на расстоянии полдня пути от истока р. Асиглан. Р. Яркич впадает с правой стороны в Асиглан на расстоянии одного дня пути от истока Асиглана. У устья р. Яркич находятся зимние юрты князца Телликка.

От Асиглана ехали вдоль берега Пенжинского моря. Маленькая бухта Янгвийочун в полдня пути или 10 верстах от истока Асиглана. В нее впадает источник, где средние коряки имеют зимние жилища.

1743, 21 февраля в 8 часов утра от корякского князца Телликка поднялись и прошли следующие местности:
Река Эвлунгагн, вдоль нее шли вверх. Дальше путь шел по тундре. Река Аувкинега, исток которой расположен к северу — в горной цепи. Здесь в нее впадает с правой стороны ручей—без имени — тут я ночевал. 22 февраля следовал дальше вдоль Пенжинского моря.

Уйван - маленькая бухта, в нее впадает с севера источник из горной цепи. Здесь коряки охотятся на тюленей. Переехали через эту бухту.

В упомянутой выше бухте Янгвийочун заехали к князцу Лукичу. Сильный ветер превратился в шторм, длившийся до 2 марта." У князца обострилась старая болезнь. Потом ему стало лучше.

2 марта шторм утих. Мы предприняли путешествие в Ямский острог 3 марта. Ехали вдоль берега Пенжннского моря, мыс Опокач был на юго-восток.

Лангелвал бухта, у которой жилища средних коряков. Здесь я видел мыс Опокач на ВЮВ.

Бабушка-ручей — источник, который течет из горной цепи Бабушка, или Энолкан. В его устье мыс и р. Уйван ЮЮЗ и Опокач мыс ЮВ + В; между упомянутой бухтой и устьем Бабушка-ручей имеется маленькая полоска земли или дресва. Ехали вверх по упомянутому ручью.

Энолкан-говган, по-русски — Бабушка-камень. Этот камень, или гора, носит имя якобы от шаманки Энолка, которая имела здесь свое местопребывание. Коряки рассказывают, что если кто хочет из них пройти мимо этого камня, тот должен приносить жертву. Шаманке были важны не только почести при жизни, но она приказала делать это и после ее смерти. Чтобы укрепить в коряках еще больше суеверия, шаманка объявила, что она вошла в пещеру там в горах, чтобы умереть, но ее тело не должны сжигать, а если это сделают, то в этих горах будет постоянная буря и с тем, кто там не приносит жертвы, случится несчастье.

Этот приказ коряки выполняют до сегодняшнего дня.
Когда я поднялся на вершину горы (камня), я нашел кучу всякой всячины, а именно луки и стрелы, китайку, иголки, а также кусочки кожи. Это напоминает обычай якутов, которые тоже имеют горы, из которых две реки берут начало; когда они должны пройти мимо них, то отрезают часть волос от хвоста лошади и привязывают их к дереву.

Вероятно, все рассказанное о шаманке Энолка ложь, потому что коряки, которые живут в местности, где нет никакого леса, имеют обыкновение хоронить своих покойников в пещерах гор. На обратном пути я пошел в пещеру, где якобы умерла шаманка, чтобы найти ее кости, но я ничего там не нашел.

Я должен доложить благосклонному читателю, что эти горы здесь самые низкие, и уже много раз пытались найти другой путь в Тауйский острог, но не могли найти никакой лучшей дороги, кроме как дорогу, которую используют оленные тунгусы, а именно от Олы до ее истока, где они Коримские горы оставляют справа, а от них они идут вдоль тундры до р. Каленчуги, которая с правой стороны впадает в Яму, затем вдоль Каленчуги около пяти верст.

Вообще путь от Тауйского до Ямского острога можно совершить в семь дней, но от устья Олы до Ямского острога на этом пути нельзя встретить людей. Хотя горы здесь низкие, но местность тем не менее опасна, потому что при северном ветре, когда едешь от Ямы, и при южном ветре, когда едешь в Яму, можно легко погибнуть. Были такие люди, которые это не учли и погибли. Об этом имеется сообщение, как пять лет назад пять коряков были подняты ветром, сброшены с дороги и раздавлены между камнями.

Самым страшным на этом пути является высота и отсутствие всякой растительности — ни дерева, ни куста на пути. Поэтому коряки срезают немного тонких деревьев и веток, чтобы подвязать их под нарты, и везут их с собой, а сами же надевают буслики. Последние представляют собой своего рода лыжи, которые снизу имеют каждая по два маленьких костяных или железных шипа. Кроме того, снег в этих горах сплошной убой и всюду заструги или снежные ямы глубиной в человеческий рост.

Чтобы переправиться через эти горы, нужно ожидать хорошей погоды; если же на той вершине показывается облачко, словно шапочка, тогда путешественник должен остаться на том месте, где он есть.

Еще я должен упомянуть, что этот камень Энолкан соприкасается: с горами, которые справа от Лены. Оставил я камень Энолкан и прибыл к истоку р. Ленеёль, последнюю прошел я вниз по течению. Здесь, на левом берегу, переночевал. 4 марта последовал вниз по этой реке.

Аттиниман— тундра. Здесь мы оставили реку Ленеёль, которая впадает в Пенжинское море. Эта тундра имеет 300 верст в окружности. На ней ничего не растет, кроме маленьких деревьев по рекам. Вдоль тундры я еду до Лууникта-камень,— слева объезжаю его подошву.

Березовский мыс у упомянутой тундры, проехал его и поехал дальше по той же тундре. Через кустарники прошел до Ямского острога, который с правой стороны р.Ямы был построен в 1739 г.

Укрепление последнего из штакетов на четыре угла к югу с двумя башнями, к северу— ворота с бойницей. Эти укрепления в окружности составляют 70 сажень. В этом остроге имеется часовня, ясашная изба и четыре других государственных дома, в которых живут шесть служивых.

По моему мнению, этот острог можно было укрепить другим способом и надежнее, так как низкие штакеты, которые помещены на большой окружности, от сильных метелей оказываются покрытыми снегом в течение всей зимы, так что через них можно беспрепятственно перешагнуть, не могут считаться укреплением. При моем приезде я нашел служивых голодными — три дня они ничего не ели; также они подтвердили, что и в Акланском остроге большой голод.

Поэтому я должен был приостановить дальнейшее мое путешествие и принял меры, чтобы вызволить из беды служивых Ямского острога. Послал потому князца Лукича к средним корякам, чтобы привезти оттуда китового и тюленьего мяса, а сам между тем распределил между голодающими часть своих запасов.

Устные сообщения, полученные в Ямском остроге 5 марта 1743 г.
От ручья Бабушка берег поворачивает на восток. Кенматанг, маленькая и мелкая бухта приблизительно 85 верст от Бабушка-ручей.

В эту бухту впадает маленький ручей Ленскиёл, вдоль которого коряки ехали на своих байдарах до его истока 10 верст, отсюда через тундру Аттиниман пять верст до озера Пёгатин, которое имеет в окружности четыре версты. От него затем переносят коряки байдары через тундру шесть верст и достигают озера Наулкатин, которое с севера на юг имеет длину шесть верст, а в ширину две версты. Из него вытекает ручей Кугол, вдоль которого достигают Ямской бухты через 30 верст.

Опокач — мыс, о котором раньше упомянуто, в 20 верстах от заливчика Кулингня, отсюда поворачивает берег Пенжинского моря на север.
Кояете — река — полдня пути от реки Тималики, или 15 верст, отсюда берег поворачивает на северо-восток.

Пеянаткин — большой мыс, здесь якобы находится большое улово.
Чаян — мыс, полдня пути от Пеянаткина, или 16 верст. Здесь имеется улово против мыса.

Катермимаг, от этого дальше на восток имеется талик — Bittijiil, у которого также улово. Дальше от него на расстоянии одного дня пути опять талик, где имеется большая пучина.

Мейнилли — большой талик от мыса Гиитавна, который будет следовать на расстоянии 40 верст. Следует упомянуть, что эти талики все голые и высоко выступают из воды. Можно всех их и все пучины видеть от устья Ямы, и стоят они все напротив последнего.

Гиттигилан — река в полдня пути, или 12 верст от мыса Япон и р. Капккичу. Здесь ловят рыбу.

Устные сведения о р. Яме и тех речках, .которые в нее впадают
(Как далеко расположено одно место от других, я буду указывать в   верстах.   6   марта   1743   г.)
Яма — река, по-корякски Яма-Войем, имеет исток к западу из гор Энолкан, как об этом было сказано выше.

Ямский острог на правом берегу в восьми верстах от р. Каленчуга.
Теллию — протока с левой стороны от истока Ямы.
Уст-Яма река в четырех верстах от верхнего устья Теллию-протока. Остров, который лежит между рекой Ямой И Теллию-протока, называется   Улинатки. На этом острове находятся юрты ямских коряков.
Яма и Теллию-протока впадают в залив Кинмаанкка, который в окружности имеет около 70 верст. В залив Кинмаанкка впадает с северо-запада р. Куюл.

С юго-запада в залив впадают три маленьких реки — Укктая, Цоцая, Атанзём. В середине имеется маленький остров.
Эннеткин - мыс в полдня пути, или 12 верст, от реки Маккаче.
Аэрар, или Ират — губа в полдня пути, или 10 верст, от вышеупомянутой. В нее впадает ручей того же имени.

От Ямского острога до этих пор на собаках можно проехать за один день.

Таткама — река — один день пути от вышеупомянутого истока по суше на собаках и по воде на байдарах.

Река Гелвигае находится на расстоянии шести верст от р. Таткама, р. Гугуля — на расстоянии 24 верст от р. Гелвигае. Кичиван — мыс, очень близко к реке Гугуля. Здесь добывают коричневую и красную землю, из которой делают краску. От этого мыса берег поворачивает к северу. Кананига — култук в полдня пути, или 10 верст, от мыса Левуч.
Канален — мыс в одном дне пути, или 39 верстах, от култука Кананига. Отсюда берег поворачивает на запад.

Вилига — река в полдня пути, или в 13 верстах, от прилуга Келиги. Исток в девяти днях пути от гор. Здесь кончаются высокие горы, или так называемые утесы, которые тянутся вдоль реки, и местность, как говорят, от Вилиги до реки Дидиги низкая и безлесная. Берега Вилиги тянутся якобы к востоку.

Таватома — река в одном дне пути, или 20 верст, от р. Вилиги.
Наяхона— река в двух днях пути, или 50 верст, от р. Таватома.
Тойносина — острог в одном дне пути, или 20 верст от р. Наяхона.. Это корякский острог. Около впадает р. Тоносова.

Дидиги, или Гижига,— река, два дня пути, или 50 верст, от р. Тойносова. Имеет исток вместе с рекой Парен из гор. От Гижиги начинается большой мыс Тайгонос, откуда видна земля Камчатка. На мысе Тайгонос находятся коряки, которые не платят ясак.

Парен — река, шесть дней пути пешком через Тайгонос, или 150 верст от р. Гижиги. Имеет исток с гор вместе с р. Акилян, оба истока на расстоянии шести дней пути друг от друга.

Пенжина — река, четыре дня пути от р. Егача, или 72 версты. Исток вместе с истоком р. Майн, впадающей в Анадырь с правой стороны.
В Пенжину вниз по течению впадают: Кузмина — река с левой стороны в четырех днях пути от истока. Аклан — река с правой стороны в двух днях пути от истока Пенжины.

Вытекает из горной цепи вместе с рекой Омолон, которая впадает с правой стороны в Колыму.

В Колыму же впадает вниз по течению с левой стороны река Кондрева в пяти днях пути от истока Аклана, который находится между истоками рр. Черной и Гегески.

Акланский острог был основан в 1741 г. по приказанию охотского начальника у устья р. Аклана. Иван Енисейский до последнего времени показывал, что он приводил в повиновение коряков у Тайгоноса. От острога устье Пенжины в 30 верстах. От устья Пенжины поворачивает берег до следующей реки на юго-восток.

Таловка — река, один день пути, или 25 верст, от вышеупомянутого истока. Из горной цепи Баранина вытекают следующие реки: Маина река, которая на востоке впадает в бухту Карагина. До нее шесть дней пути на собаках. Голая — река, один день пути, или 20 верст от р. Маина. Мамеча — река, один день пути, или 24 версты от р. Голой.

Некан — река, один день пути, или 25 верст от р. Мамеча.

Пустая река, два дня пути, или 40 верст от р. Некан. Против устья р. Пустая в Пенжинском море маленький остров.

Подкагирная река, три дня пути, или 70 верст от р. Пустая, является границей между камчадалами и коряками. От этой реки (Подкагирной) с западной стороны, а с восточной до реки Ука живут вдоль берега земли Камчатки — камчадалы.

Ниже устья Подкагирной напротив Тайгоноса в заливе Пенжинского моря имеется остров Тайгучин, по-русски — Грешный остров, который лежит в 15 верстах от берега.

Земля коряков берет начало с западной стороны горной цепи Нук-чан-Дёрин, или Нукчан-Уиин, и простирается на север до горной цепи Дёдяк и кончается часть ее у Пенжинского моря под именем Энолкан,или по-русски — Бабушка-камень. Коряки у Асиглана и Янгвийочуна используют эту страну к своей выгоде. В тундре же, которая между горной цепью Дёдяк и горной цепью Коримки, живут два рода оленных тунгусов — Долган   и   Удаган.

От истока Ямы тянется горная цепь Дёдяк дальше на северо-восток и соединяется с горной цепью Баранина у истоков рр. Омолон и Аклан.

Поселения коряков находятся на реке Асиглан до Янгвийочуна, где живут средние коряки. Живущие на реках Яма, Тахтаян, Тумана, Ви-лига, Таватома, Наяхона, Тайносова, Ишига (Гижига), на мысе Тайгонос — это те, которые до настоящего времени не платят полного ясака. От Гижиги далее живут пешие и оленные коряки на реках Парен, Егача, Аклан, Пенжина, Таловка, Голая, Мамеча, Некан, Пустая и Подкагирная, то есть на западном берегу Камчатки, а на восточном — по побережью бухты Карагина и на реках Панкара, Карага, Тумлата, Илпинская, Говенка, Олутора и Апука (Опука) — живут те, которые от Асиглана до Гижиги платят ясак в Ямском остроге, остальные же платят ясак в Аклане, Анадыре и в Нижне-Камчатском остроге и уплачивают его лисицами, парками, куклянками, мавотами (арканами, которыми ловят оленей.— 3. Т.) и китовым усом.

24    марта   выехал из Тауйского  острога  и прибыл в Омохтон, где переночевал у ламутов. Здесь я имел случай познакомиться с праздником ламутов в связи с переселением из зимних жилищ в летние. Праздник называется Унин. На следующий день они переселились в свои юрты, но сначала все собрались  у  шамана,  который выходит из своей
юрты и бьет в бубен, а другие следуют за ним.

Шаман заходит к каждому из них и камлает там, за что получает подарки,  которые называются Анивон. Когда шаман побывал у всех, он возвращается в свою юрту и камлает там. Между тем убивают собаку, сдирают с нее шкуру, голову насаживают на кол,  а мясо жарят, его съедает шаман после своего камлания, и на том праздник кончается.

25 марта я выехал из Омохтон а и поехал прежней дорогой  через
бухту Матиклей, вдоль реки Коритая.

28 марта прибыл к реке Шикша.

ПРИМЕЧАНИЯ
1    Кошка — коса,  или  отмель грядою,  обнажаемая  отливом.— См.:    Даль  В. И.
Толковый словарь живого великорусского языка.— М.. 1955, т. 2, с. 182.
2    Кипрей — растение, копорская трава, иван-чай.— Там же, с. 108.
3    К а л т у с — сиб.   топь,  болото. — Там же, с. 79.
4  Улов о и уловы — сиб.   круговое течение на быстрых   реках, которое роет под собой омут от ударов в берег; пучина, водоворот.— Там же, т. 4, с. 487.
Талик— участок  оттаявшей  почвы в  зоне вечной  мерзлоты.— См.:      Словарь русского языка.—М., 1961, т. 4, с. 459.
6    Пучина — водная глубь, бездна, глубокий провал в болоте, топь.— См.:  Сло
варь современного русского языка.— М.;  Л.,   1961, с. 760.
7    Прилуг — степной кряж вдоль реки, между которым и рекой находится низ
менность.—См.: Даль В. И. Указ. работа, т. 3, с. 423.

Рубрики: Охотский край |