Рубрики


« О религии якутов | Главная | О шаманах и колдунах у якутов »

О праздниках якутов

Празднества их бывают весной, начиная с июня месяца. Тогда кобылы ожеребились, и дается короткое время жеребенку, чтобы он поукрепился; потом отнимают его от матери и привязывают, чтобы он по своей воле не сосал. Кобыл доят и молоко льют в кожаные бутыли, называемые у якутов симирами (Symir). Прибавя воды известное им количество, целых 4 или 6 часов беспрестанно мешают палкою, нарочно для того сделанной. Когда оно закисает, то получает приятную кислоту, бродит и посему может сделать человека пьяным. Таковой напиток называется кумыс.

Симиры делаются из коровьей кожи, вымоченной долго в крови, а после провяленной в дыму. Сие приготовление дает ей такую плотность и крепость, что она не пропускает уже никогда ни единой капли вливаемого в нее напитка.

Наделавши довольное количество кумыса, назначают день для празднества и для веселья, в который приглашены бывают все друзья, соседи и сродники.

Всякий приезжает в лучшем одеянии и на лучшем коне. А многие приезжают и незваные, не ради приятности, но ради куска хлеба. В назначенный день, на рассвете, шаманы, богатые и именитые люди собираются в новый шалаш, построенный из бересты и украшенный внутри и снаружи березовыми ветками, которые также раскидывают и на полу, на это только время сделанном. На главном месте, покрытом белыми кобыльими кожами, сидят шаманы; на втором возле них садятся начальники; потом простолюдины садятся все, где кому попадется, пока весь шалаш наполнится народом.

Потом старший шаман приказывает одному или двум якутам, которых он ставит в число отменных людей, то есть достойных совершать сей святой обряд, а именно, кто целый месяц не видал мертвого тела, кто никогда не был обвинен в покраже, во лжи, в ложном свидетельстве и прочем, взять сосуд, из которого пьют, и наполнить его кумысом из первой симиры, потом встать перед погасшим огнем, от которого осталась одна горячая зола, поворотиться лицом к востоку, поднять большой кубок до груди и, так пробывши около двух минут, лить три раза понемногу кумыс на золу. Это жертвоприношение Аар-тойону (Aar-Toiоn).

Потом, поворотясь совершенно на полуденную сторону света, привносит он такую ж жертву всем добрым богам по их порядку. После этого он воротится к западу и приносит кумысную жертву всем 27 коленам воздушных духов; напоследок, став лицом на север, он ту же жертву приносит восьми коленам демонов и теням усопших шаманов и шаманок, к тем демонам присоединенных. Не забывает он тут принести особливым литьем кумыса жертву Енахсисе (Enachsys), коровнице, о которой я упоминал выше.

По окончании всех жертвоприношений тот якут встает опять лицом на восток, и шаман начинает громогласную молитву своему богу: благодарит его за все полученные от него благодеяния, молит о подаче ныне и впредь благоденствия, счастья, доброго размножения их народу, долголетия и мирного жития. По окончании сей молитвы он снимает с себя шапку, омахивается ею трижды и громким гласом кричит "Уруй!" (Oorooi), на что и все перед ним сидящие отвечают трижды "Уруй!", которое слово на якутском языке значит "Подай!".

Тут уже шаман берет из рук жречествовавшего сосуд с остатком кумыса и, немножко испивши, подает другим шаманам, потом начальникам и всем прочим, включая и тех, которые из-за вышесказанных причин вообще не достойны того, чтобы пить напиток, который налит в первый симир и почитается освященным.

Женский пол не пускается на сие празднество, и ему не позволяется вкушать кумыса из того священного симира; но как скоро его опорожнили, то все идут вон из шалаша и садятся на поле перед ним, соблюдая такой порядок, чтобы каждая артель садилась полукругом на восток.

Тогда выносят все симиры с кумысом и ставят их на землю по два между березовыми ветвями, прямо воткнутыми в землю и называемыми багах, что значит нечто возвышенное.

Кумыс наливают в кубки и разносят по одному на целую артель, сидящую в полукруге. Тогда всяк пьет, и кубок переходит из рук в руки по ходу солнца.

Когда все попили сколько им было угодно, тогда начинается веселье: борьба, бега н скакание поартельно. При этом всякий старается наивозможным образом показать все свое искусство и проворство, ибо когда одна артель другую победит во всяческих их схватках, то является общая радость, выраженная криком хвалебным, и победившая сторона имеет надежду на большее счастье впредь, нежели сторона побежденная, и остается в лучшем уважении перед всем обществом.

Когда пора пришла разъезжаться и всяк напился как ему хотелось, то все садятся на своих лошадей и становятся на восток полукругом, выпивают еще прощальный кубок кумыса, поворачивают своих лошадей по ходу солнца и отъезжают домой.

Сии празднества продолжаются во всем соседстве по очереди до 25 июня. Тогда всякий якут начинает собирать сосновую кору и запасается ею на всю зиму. Сия первая работа продолжается до сенокосной поры, потом приходит время собирать ягоды для зимней провизии.

Сосуды, из которых они пьют, или кубки, сделаны из дерева с острой ножкой (без плоского дна), так что они не могут прямо стоять; поэтому у них такой обычай, что, взявши в руку кубок, выпивать из него все досуха. Оный кубок содержит около мерной бутылки напитка и называется по-якутски чорон (Tshoron). Но сия есть самая малая мера; а то есть другой гораздо больше, хотя сделан по тому же образцу, и называется аях, он содержит около восьми наших мерных бутылок. Все эти сосуды украшены чистою резьбою по вкусу того, кто их делает.

Рубрики: Якуты, Северо-Восточная экспедиция |