Рубрики


« Мешедские мавзолеи | Главная | Абдуллахан-Кала »

Город-курорт Байрам-Али

 

 

Весна снова зовет нас в путь и устилает дорогу красными шелками цветущих тюльпанов, каждый зубчатый цветок которых чудесная чаша еще не выпитого вдохновения и восторга, а дуновение свежего ветра — ожидание и непонятная тревога, которую хочется жадно пить так же, как глазам удаляться в безбрежье зеленеющей апрельской пустыни.
Колеса вагона торопливо отстукивают километры, а за окнами разлито алыми озерами буйное цветение весны. Художник был бы прав, если бы просто залил средний план на своем весеннем этюде сплошной красной краской. Кажется, что весной сама земля надевает здесь праздничный туркменский халат. И эту картину дополняют тысячи звенящих струн, концы которых держат в своих маленьких клювах жаворонки, висящие над землей, чтобы соединить ее с небом. Такова весна в Каракумах.
Из Ашхабада на этот раз на поезде мы едем к востоку, через Мары, крупный областной центр на реке Мургаб, в Байрам-Али — зеленый курортный город, который вырос в центре обширного древнего оазиса у самых стен старого Мерва.
Долгая и трудная история оазиса оставила нам в наследие немало памятников — свидетелей высокого взлета культуры отдаленных времен древних земледельцев, античной Антиохии Маргианской и средневековья с архитектурными шедеврами Мерва Великих Сельджуков.

За свои несколько тысячелетий история культуры, развивавшейся в низовье реки Мургаб, превратилась в такое сложное образование, в котором в некоторые периоды мирно уживались самые разные художественные вкусы и запросы, самые непохожие верования и самые удивительные обычаи и традиции. И все это жило, дышало, искало самоизъявления на перекрестке больших торговых и военных дорог, на перекрестке культур Востока и Запада.
Десятичасовой путь на поезде отделяет Мары от столицы Туркменистана, и до Байрам-Али еще полчаса езды. Город встречает нас тихими зелеными улицами, ведущими от вокзала прямо в центр, к прекрасному тенистому парку с огромными деревьями. Среди парка расположен известный на всю страну климатический курорт для лечения почечных заболеваний. Таких курортов в мире всего два.
Байрам-Али довольно молод, не старше некоторых стариков, живущих в нем. Город возник в 1887 году как русский поселок у самой стены угасшего Мерва и назван по имени крепости Байрам-Али, расположенной у северной окраины города.

Прежде всего мы идем в парк. Ведь это чудо — увидеть огромные, не в обхват, высокие деревья — тополя, платаны, гледичню и карагачи, когда только что перед твоими глазами пронеслась плоская равнина с редкими низкорослыми кустиками пустынного кустарника — кандыма, уходящая неведомо как далеко на север, восток и запад. А здесь, над тенистыми аллеями, чуть слышно шелестят, переговариваясь, листья; в высоких кронах звонко кричит маленький ястреб — тювик, а из куртин кустарников слышится песня славки-завирушки и флейтовый голос рыжехвостой славки— тугайного соловья, беспокойный хвост которого то опускается к земле, то, словно пламя свечи, вертикально вздымается над спиной птицы.

Все они — здешние аборигены, и мы в дальнейшем убедимся в этом, встретив их вполне реалистические «портреты» на мервской керамике более чем тысячелетнего возраста. Этот пышный парк, в котором утонули бывший царский дворец — одноэтажный кирпичный дом с зубчатым декором по фронтону — и новые комфортабельные двухэтажные корпуса санатория, похож на огромную высокую шапку— тельпек, но только зеленую, прикрывающую центральную часть города.

Секрет изобилия зелени в Байрам-Али, да и во всем Мервском оазисе, хорошо известен гидрогеологам. Ведь город лежит над большой подземной линзой пресных вод. Вот почему в Байрам-Али нет недостатка в воде, нет столь обычного в засушливых районах равнинной Азии водяного голода. Более того, в случае временного повышения уровня грунтовых вод в городе бывают «наводнения» и оседание отдельных построек. Вот вам и город в пустыне!

Рубрики: Туркмения, Мерв |