Рубрики


« Мисриан | Главная | Город-курорт Байрам-Али »

Мешедские мавзолеи

В десятке километров к востоку от Мисриана на окраине Мешедских песков вот уже тысячу лет дремлют прекрасные мавзолеи — хранители традиций дахистанского стиля монументальной архитектуры. К настоящему времени их осталось лишь пять (хотя еще в 1947 году на мешедском кладбище было семь строений). Большинство из них сильно повреждено. Лишь над двумя сохранились купола. Тем не менее они производят сильное впечатление.
Солнце склоняется к закату, когда вдоль края песчаных бугров, на плоской глинистой равнине, перед нами встают безымянные мавзолеи. В вечерних лучах солнца, сгущающих краски и придающих предметам оранжевую таинственность, коренастые мавзолеи с низкими куполами и ребристыми стенами производят впечатление могучих богатырей, которых по плечи засосала земля. Пропорции мавзолеев объясняют это впечатление, поскольку их высота равна примерно ширине.
Самым замечательным, наиболее старым и ценным для истории архитектуры Туркменистана строением в этом целостном мемориальном комплексе надо считать мавзолей Шир-кабир, служивший мечетью. По особенностям орнаментации возраст его определяют X веком. Возможно, именно этот мавзолей-мечеть упоминал арабский путешественник X века Ал-Макдиси, называя его старой мечетью на деревянных столбах. Г. А. Пугаченкова предполагает, что в первоначальную композицию мавзолея входил деревянный айван с колоннами19. Позже мечеть-мавзолей неоднократно достраивалась.

Первоначально здание было сложено из сырцового кирпича. В XII веке к северному фасаду были пристроены по углам два квадратных строения из обожженного кирпича. В XVII—XVIII веках основное здание было облицовано обожженным кирпичом и переложен купол. Сейчас это квадратное сооружение с утолщающимися к земле стенами полутораметровой ширины, каждая из которых длиной 8,1 м, под широким куполом плавных шлемовидных очертаний. Высота здания около 11 м. Внутри, на каждой стене по три высоких стрельчатых ниши. Средняя ниша на южной стене представляет собой трехступенчатый михраб, богато украшенный резным алебастром.
Структура михраба из трех все более углубляющихся арочных ниш разной формы, вписанных одна в другую, и его резной декор (изначально синего, красного и зеленого цветов) уникальны.
Неподалеку от Шир-кабира располагается круглый мавзолей с разрушенным куполом и некогда выступавшим айваном перед входом. И хотя «тело» его цилиндрично, но воспринимается оно как граненая поверхность, потому что толстые полукруглые контрфорсы дробят его на ритмично следующие друг за другом грани. Мы не видим здесь никакого декора, но отмечаем ту же точность пропорций ширины «плеч» и высоты. Да, не зря дробят округлость цилиндра контрфорсы! Создавая угловатость стен, они вызывают впечатление суровости, а плотно опираясь своими «ступнями» о землю, эти контрфорсы как бы усиливают связь с ней всего здания. Так возникает особая, идущая откуда-то из земных недр спокойная и неоспоримая монументальность и сила (сейчас самые основания контрфорсов уже выбиты — ветер и песок помогли их разрушению).
Следующий мавзолей— восьмигранная постройка с остатками, вероятно, невысокого купола и следами выступавшего в прошлом портала с открытой аркой входа. Ныне купол и портал разрушены. Никакого декора обнаружить не удается.

Спешим к третьему увязшему в земле богатырю. Низкое солнце бросает на его броню и «надвинутый на глаза» шлем свои последние красно-оранжевые стрелы. Третий мавзолей тоже ребрист, но по-своему. Его цилиндр рассекается сверху вниз, до самой земли, шестью неширокими двугранными ребрами и, быть может, именно это вызывает в сознании ассоциации с панцирем богатыря, охватывающим его могучее, приземистое тело. И здесь те же пропорции (1:1), такой же след выступавшего в прошлом портала — айвана, то же отсутствие декора и такое же ощущение безусловной монументальности и силы.

Такая последовательность архитектурной манеры во всех мавзолеях выдает несомненно устоявшийся и принятый архитектурный стиль средневекового Дахистана. Считается, что мешедские мавзолеи построены в XI—XII веках. Быть может, раскопки погибших городов Дахистана обнаружат архитектурные аналоги и предтечи этих мавзолеев. Но пока они еще не найдены.

Мешедские мавзолеи, погружающиеся сейчас на наших глазах в быстро сгущающуюся пучину темной южной ночи, уже бросают свет на тысячелетнюю тайну архитектурного стиля самого западного района Туркмении. Дахистанские мавзолеи не похожи ни на хорезмские— высокие, с легким шатром купола, ни на кубические мавзолеи Хорасана под низкими круглыми куполами и обычно без айванов-порталов. Вероятно, именно портально-купольная композиция зданий и представляет собой специфический и вполне оригинальный дахистанский архитектурный стиль далекого средневековья.

Я хочу еще особо подчеркнуть, что при всей скупости архитектурных средств и отсутствии наружного цветного декора (на котором, например, во многом зиждется эмоциональное воздействие архитектуры более поздних — XV века — мавзолеев Самарканда) мешедские мавзолеи мощно воздействуют на человека чисто архитектурными средствами — гармонией пропорций и ритмом структуры основных поверхностей здания.
Мы прощаемся с Дахистаном, еще не разгаданным и по-прежнему зовущим. «Напиток знания, терпкий и прекрасный», о котором поэтически говорил Махтум-Кули, будоражит сознание. Вкус соли пустынной земли ощущается на обветренных губах. Мы знаем, что уже совсем недалеко то время, когда Каракумский канал пройдет по этой надолго забытой закаспийской равнине, чтобы сделать ее житницей Западного Туркменистана.

Рубрики: Туркмения, Дахистан |