Рубрики


« Дагданы - туркменские обереги | Главная | Ювелирные украшения туркмен »

Фигурки-светильники

Однако пора взглянуть на дагдан Мамеда. Я все еще держу его в руках, и он поблескивает позолоченной поверхностью с тусклыми серебряными еще не разгаданными зигзагами орнамента. Там, где должны были бы быть мелкие зубцы переднего края головы жука (они есть на некоторых дагданах и притом совершенно натуралистически изображенные), имеются выступы, но какие! Вместо зубцов на голове жука сидят два голубя, глядящие друг на друга, — «пара голубей» (и все же они в первую очередь выступы-зубцы в изобразительном отношении). Ошибки быть не может. Это голуби, а не какие-либо другие птицы, по всем признакам и прежде всего по пропорциям. А что должны означать какие-то довольно крупные шарики, «седла», на спине у каждой из птиц?

И опять нам должен помочь экскурс в историю культов и обычаев далекого прошлого.

Известно, что в Парфии в конце I тысячелетия до н. э. голубь почитался священной птицей и голову богинь украшал оригинальный головной убор, в котором было два крыла. Быть может, такие «орнитологические» головные уборы носили и высокопоставленные дамы придворного круга? Пластические изображения голубей были не редкостью на оссуариях. И здесь голубь в качестве священной птицы нес свою охранную роль.

Нередко скульптурки священных животных на оссуариях служили основой для маленького светильника, в котором возжигался огонь. И тогда сила животного-оберега сочеталась со святой силой огня. Такие маленькие светильники, наподобие узкого, но высокого седла с чашеобразным углублением посредине, сидят на спине терракотовых животных, хотя их живые прототипы — бараны и птицы— никогда не ходят под седлом.

Изображение этих светильников тоже оказалось необычайно устойчивым. Оно сохранилось на тех фигурках зверей, которые «сошли» с оссуариев и стали в Средней Азии детской народной игрушкой. На глиняных игрушках народного мастера, знаменитой на весь Советский Союз Хамро Рахимовой, «седла» есть и у баранов, и у архаров с огромными рогами, и у тигров. Но это не седла, а светильники.

Каждый из них, сделанный тщательной рукой мастера, имеет небольшое углубление для жира. Но сама Хамро-биби не знала, что изображает — седло ли, светильник ли, — просто она твердо следовала традиции. А очень распространенные в наши дни и любимые пестро раскрашенные детские свистульки, созданные ее руками, имели «паспорт», отмеченный около двух тысяч лет тому назад и точно свидетельствовавший, что эти животные сошли с оссуариев и много позже стали веселой детской игрушкой и «научились свистеть».

Я рассказал о прочности, нестираемости оссуарной «отметки» не напрасно. Голуби на рассматриваемом мной дагдане имели на спинах не «седла», об этом можно было судить уже по их округлой форме, а словно чаши-светильники для возжения огня. А это значило, что изображения голубей тоже имеют смысл оберега, что они, несомненно, сошли с оссуария, то есть имели прототип в оссуарной пластике, где-то у начала нашей эры, и что заняли они свое место в этом дагдане вполне по праву, присоединившись к тесной компании священных животных — покровителей и сберегателей человека. Хотя точный смысл и первичное назначение каждого из образов животных уже давно утрачены и не осознаются населением, сам дагдан как суммарный образ-символ сохраняется, не теряя своей ценности.

Поразительно, что при всей многочисленности образов разных животных и удивительной сохранности традиционных деталей и подробностей изображений (стилизация, например, совершенно не коснулась фигурок птиц и волчьих голов, но существенно трансформировала внешний вид скарабея), этот дагдан был сравнительно небольшой и безусловно очень красивой и изящной вещью, способной даже, как я упоминал вначале, создавать иллюзию живого движения.

Я не касаюсь здесь орнаментального покрытия поверхности дагдана и размещения на ней глазков сердолика и бирюзы. Это специальный вопрос. Но уже то, что я увидел, заставило мое сердце колотиться сильней.
Этот дагдан оказался той невидимой до времени «дверью», за которой открывается путь в тайну тысячелетий, хранящих древнейшие понятия и символы, волновавшие людей в прошлом и ныне проливающие свет на ранние этапы истории культуры и искусства Среднего Востока, когда человек в противоборстве с силами природы и в единстве с ними создавал первые гуманистические основы искусства, вкладывая в них свою надежду и волю к жизни. Форма, до предела наполненная смыслом, и притом смыслом, представленным в конкретных, зримых образах, близких и понятных человеку и затрагивающих его первичные эмоции, форма, отличающаяся лаконизмом, гармонией пропорций и смысловой целеустремленностью (что вместе, собственно, и есть красота) получает поразительное долголетие.

Рубрики: Туркмения, Ювелирные украшения |