Рубрики


« Античные географы об Африке | Главная | Ширвани »

Экспедиции в Африку во второй половине XIX века

Во второй половине XIX века внутренние земли Африки начали привлекать все более пристальное внимание европейских естествоиспытателей, географов и путешественников. Всем хотелось решить давнишние спорные вопросы: где же находятся истоки Нила и Конго? Что же скрывается в глубине бесконечных просторов Африки, которые на картах все еще были отмечены белыми пятнами? Появились имена, ставшие потом прославленными: де Бразза, Мунго Парк, Спик, Бартон, Грант, Голуб и, в первую очередь, Ливингстон.

Дэвид Ливингстон, известный шотландский врач и миссионер, еще более прославился своим первым отркытием: на северной границе пустыни Калахари он нашел неизвестное мелкое озеро, за что ему лондонское Королевское географическое общество присудило награду - серебряные часы. Путешественник Ричард Бартон тоже отправился в Африку и стал известен своими первооткрывательскими экспедициями по Индии и Аравии. Путешествовал он в качестве сотрудника Британского восточно-индийского общества.
Об африканских „глубинках" распространялись самые соблазнительные слухи. Хотелось знать, где, собственно, находятся таинственные Лунные холмы, о которых имели неопределенные сведения еще древние римляне. Ходили рассказы и о карликах, живущих в девственных лесах, и невероятных залежах драгоценных металлов.

Путешественникам, отправлявшимся в эти края, приходилось для начала обзаводиться соответствующим снаряжением. Английский путешественник Августус Грант описал все то, что со всей необходимостью должна брать с собой в Африку экспедиция из двух человек: две железные складные кровати, одеяла и подушки; две палатки, четыре колоды игральных карт, четыре пары очков в прочных футлярах, две зеленые сетчатые занавески и несколько килограммов горчицы. Ко всему перечисленному еще ружья, кастрюли, котелки, плащи и т. п.

К концу экспедиции, в которой принимали участие Грант и его коллега Джон Хэннинг Спик, от всего великолепного снаряжения осталась только одежда, которую ее участники имели на себе, да еще одно ружье и пара патронов в сумке. Грант все же и дальше не уставал обращать внимание всех идущих по его стопам на то, что железные кровати сослужили ему замечательную службу, что без одеял, простыней и непромокаемых плащей просто невозможно обойтись и что все это необходимо упаковывать в хорошо прокрашенные ящики, которые в таких путешествиях служат лучше, чем некрашенные деревянные ящики или кожаные мешки. Не удивительно, что экспедиции, отправлявшиеся в те же края, находили на своем пути множество всякого скарба - от ботинок до складных коек.

Путешественников сопровождали целые толпы чернокожих носильщиков, таскавших за ними мешки и ящики. Иной раз багажа было столько, что английский королевский флот отряжал для путешественников специальные отряды моряков, помогавших переносить его с места на место. Генри Мортон Стэнли в одной из своих экспедиций пользовался услугами более тысячи носильщиков, шагавших гуськом друг за другом и растянувшихся в цепочке длиной больше километра.

Вскоре в Занзибаре, отправном пункте большинства экспедиций, образовалась группа профессиональных носильщиков и проводников, сопровождавших всех подряд. Дорогу они уже успели изучить как следует, так как экспедиции по большей части шли в одном и том же направлении.

Огромную проблему в экспедициях в глубину материка представляли лекарства. Ливингстон во время своих путешествий никогда не следил за тем, чтобы все пили кипяченую воду, но зато свято верил в таблетки. Хинин он буквально поедал в таком количестве, что у него шумело в ушах, и иной раз с ним случались обмороки.

Спик носил с собой „аптечку" примерно в двадцать килограммов весом, но это вряд ли имело какое-либо значение, так как в ней не нашлось бы даже примитивного средства от кашля. Когда однажды у него поднялась температура, он оказался совершенно беспомощен, и на какое-то время ему отказала одна рука. От температуры у него воспалились глаза, в силу чего он, в качестве первого европейца, да еще после невероятных трудностей, достигнув озера Танганьика, практически даже не мог его хорошенько рассмотреть.

Всех путешественников без исключения ужасно мучили лихорадки, от которых они временно теряли подвижность или слепли. Самой ужасной была малярия, которую называли болотной или африканской лихорадкой. Бартон считал, что малярией человек заболевает в тех случаях, когда он спит при лунном свете. Стэнли был убежден, что ее переносчиком является озон.

Рубрики: Африка, История Африки |